Новости
24.01.2018

Пространство кино

За что мы любим кино? За неожиданные повороты сюжета. Крутой вираж произошел и в жизни лофт-проекта KleinHouse: он стал съемочной площадкой для новой картины молодого режиссера Кирилла Плетнева. Именно в лофте поселил он одну из героинь своей новой картины «Идеальные». Почему именно такое пространство было выбрано для съемок? И чем отличаются съемки в павильоне от съемок в «реальных декорациях»? Нам удалось побеседовать о будущей картине с режиссером Кириллом Плетневым и задать ему эти вопросы.

     - Мы часто слышим выражение «это кино снято в павильоне». Нередко специально для картины строят декорации, однако так поступают далеко не всегда. Для вас как для актера удобнее сниматься в декорациях или в настоящей квартире, которая «живет своей жизнью»?

Мне как актеру, безусловно, удобнее сниматься в «живом» пространстве, то есть в естественной среде. А в павильоне… Я прекрасно помню, как первый раз в жизни снимался в павильоне: это был сериал «Диверсант», время окончания войны, и в павильоне была выстроена тюрьма. Мне захотелось облокотиться на стену, и она зашаталась. Художники попросили меня не облокачиваться, и я понял, что у меня нет веры в то, что происходит. Когда я вижу голливудские фильмы, и мне художники говорят: «Это павильон», – я понимаю, что там они сделаны совершенно по-другому. Там нет ощущения ненастоящего пространства. А я больше люблю сниматься в аутентичной обстановке. 

     - А если тот же вопрос мы зададим Кириллу Плетневу, но уже режиссеру. В каком пространстве удобнее снимать?

То же самое, абсолютно то же самое. На мой взгляд, самое главное – как режиссеру и как актеру, чтобы возникала вера в то, что происходит, в предлагаемые обстоятельства. Для меня очень важно, чтобы артист, (поскольку я сам тоже актер) был помещен в среду, в которую он верит, может свободно существовать, не задумываясь о том, что стена может упасть или потолок покоситься. Со мной в этом смысле возникает много проблем, потому что я люблю аутентичные интерьеры.

     - Может ли квартира, апартаменты, дом, в которых идут съемки, вдруг натолкнуть режиссера на какую-то идею? Изменить сюжетный ход? Добавить что-то в характер героя?

Да, и, например, с апартаментами KleinHouse подобная история и произошла. У нас по сюжету здесь питерская квартира, наша героиня живет в Петербурге. Мы не могли из-за одного съемочного дня поехать всей группой в северную столицу, нам нужно было найти Питер в Москве. Сначала это были варианты в районе старой Москвы, или что-то похожее на центр – Невский проспект. Но при этом нам хотелось, чтобы это было современное пространство, желательно лофт, и в то же самое время чтобы за окнами был определенный вид.

И когда вдруг мы оказались в KleinHouse и за окнами увидели процесс стройки, поняли, что это «колодец» – фактически питерский. Сразу стало понятно, что мы попали в точку. Например, появилась идея поместить за окном, на строительных лесах напротив, сварку, чтобы она ночью искрила, и мы в результате смогли получить очень интересный и необычный фон, который передает настроение. Это все отражает внутренний мир героини Полины Максимовой. В начале истории она находится в депрессии, она в зажатом пространстве, напротив нет ничего, кроме окон и стройки. Поэтому можно сказать, что сцена решилась как раз из-за объекта.

     - Ваш новый фильм, над которым идет работа, называется «Идеальные». О чем эта история? Кто ее герои?

Это сюжет преодоления трагедии. В центре повествования две девушки – героини Полины Максимовой и Любови Аксеновой. Они обе любили одного человека – героя Риналя Мухаметова. Он умирает; это вводное событие фильма. Одна из героинь – его бывшая девушка, вторая – нынешняя. И получается так, что они должны выполнить его последнюю волю, поэтому вдвоем отправляются в путешествие к морю. Вдвоем оказываются в одной машине, две соперницы. В течение трех дней они едут к морю, и мы видим, как они преодолевают эту трагедию.  Им обеим не хочется жить, герой для обеих был смыслом жизни и центром их вселенной. В итоге получилась история про то, что, несмотря ни на что, надо жить дальше, и при этом классическое road-movie.

     - Сценарий картины написала молодая, но уже очень известная Дарья Грацевич. Чем вас заинтересовала эта история? Вы сразу захотели снять по ней фильм?

Во-первых, мне понравилось, что история очень необычно структурно выстроена. Это не линейная драматургия. Фактически одна сцена – это реальное время, вторая – флешбэк, то есть присутствует два параллельных пласта. Мне как режиссеру это интересно снимать, интересно придумать и соединить, понять, как они, эти два времени, будут существовать рядом. Плюс, конечно, основная мысль преодоления трагедии, преодоления себя. У меня были в жизни ситуации, когда я понимал, что надо жить дальше, но опускались руки, и приходилось переживать какие-то вещи.

И во-вторых, это, конечно, интрига, которую я пока не раскрою. Главная интрига фильма, которую необходимо выдержать на протяжении всего времени, мне как режиссеру очень интересна.

В-третьих, это очень актерское кино, потому в центре две актрисы. Это наша «Тельма и Луиза», как у Ридли Скотта. Взаимоотношения между двумя девушками из кадра в кадр – это сильная актерская задача. 

     - Вы снимали в лофт-проекте KleinHouse. Почувствовали ли вы особый дух этого дома?

Место для меня очень интересное, потому что я живу не так далеко от этого дома. Здесь, конечно же, есть определенная атмосфера, свобода. Лофт – это пространство, которое ты можешь сам «обжить», придать ему особое лицо, привнести свое, и это, безусловно, привлекает. Отчасти поэтому мы и сделали героиню жительницей лофта. Но еще больше мне интересно, как это будет выглядеть потом, в итоговом варианте!

     - Лофт традиционно воспринимается как жилье богемы. Было ли у вас такое же представление о лофтах?

Я воспринимаю лофт как свободное пространство. Я могу сказать, что достаточно много времени был заграницей и жил в лофтах, снимал лофты, и каждый раз, когда я еду куда-то, я стараюсь снять именно лофт. Поэтому для меня это в первую очередь близкое по духу ощущение свободы и пространства.

     - Как, по-вашему, можно ли передать на экране настроение? Атмосферу? Каким образом вы этого делаете?

Конечно! Существует киноязык, который складывается из планов и ракурсов: ты можешь брать крупный план, общий, фас, профиль, верхний профиль, нижняя точка. У нас даже во ВГИКе было упражнение – задать пространство тремя кадрами в зависимости от того, какое ты хочешь передать ощущение от этого пространства. Например, лофт можно задать с помощью нижней точки, внешняя точка на окна может быть очень колоритная. Но конечно, многое зависит от того, что ты хочешь получить в результате. Если ты хочешь, чтобы была атмосфера мрака, страха – естественно, это определенное освещение. Стоит чуть-чуть поменять ракурс, детали, и будет другая обстановка. Конечно, есть дома со своей атмосферой – любая старая усадьба, например.

     - Вы верите в возможность такой истории, как рассказали в «Идеальных»? Если бы она произошла в жизни, где бы она разворачивалась?

Да, я могу поверить, что такое могло произойти в жизни. И моя режиссерская задача –сделать так, чтобы зрители в это поверили. Но то, что такая история может произойти в жизни, – это 100%. Потому что, когда умирает человек, нередко ты живешь с этим. Например, ты спишь, и тебе снится, что человек живой. А когда просыпаешься, на тебя накатывается реальность, ты понимаешь, что его нет: вот это момент, когда у тебя рождается ощущение, что он куда-то уехал и просто не звонит тебе. Это обман сознания, такое бывает с очень многими людьми, и это знакомо. И собственно, наша история очень простая: наши героини верят в то, что их любимый человек жив, и верят в это до конца. 

Ищите умный дом?! Посмотрите Loftec! Посмотреть